Любовь к трем Цукербринам

Спасибо новогодним каникулам: нашлось время прочитать новый роман В.Пелевина «Любовь к трем Цукербринам».  Скажу сразу,  Пелевина люблю и уверена, что его книги будут изучать в вузах и школах и в этом, и в следующем веке.  Это писатель-постмодернист, чья социальная фантастика дает практически безошибочные срезы реалий завтрашнего дня.

После романа «Снафф», цитатами из которого пестрит лексикон почти каждого продвинутого пользователя сети, пророческая сила пелевинских книг стала очевидна. События на Украине с пародийной точностью воспроизводят сюжет романа. Поэтому новых  книг писателя всегда ждут с некоторым трепетом. Что еще этот насмешник напророчит России? 

Скажу сразу: этот роман не о политике. Он об эпохе пост-политики, когда никто уже не будет бороться за права, возмущаться произволом или требовать свобод. О том времени, когда жизнь человека плавно и полностью перетечет в виртуальный мир. Когда на смену примитивным гугл-очкам придут технологии, считывающие мысли, и человек сможет полностью ощутить себя ТАМ, в любимых играх и соцсетях. Технически это  уже сейчас решаемая задача. Конечно, тут же вспоминается «Матрица», С.Лукьяненко и много всякого на эту тему.

Но Пелевин пишет не о том. Если в фильме «Матрица» Немо прорывался в реальный мир, если даже в «Снаффе» герои спасаются от демократуры в таежной Сибири, то в последнем романе Пелевина спасаться некому и незачем. Виртуальный мир, в котором можно, якобы по секрету от системы, воплотить самые извращенные эротические и иные свои фантазии, устраивает всех. В нем можно даже быть борцом – разумеется, в рамках компьютерной программы. А реальность, в которую никому, впрочем, не возбраняется вернуться, невыносимо убога и скучна: люди замкнуты в своих бетонных ячейках-квартирах, никто никому не интересен, не нужен.

Конечно, Пелевин утрирует и воспроизводит жизнь лишь одного социального слоя, тех людей, которые в Европе живут на пособия и не работают. Но посыл романа, опять же, не в этом. Зададимся вопросом, почему  компьютерные технологии, дублирующие и декорирующие реальность, были построены так быстро, буквально у нас на глазах? (само название романа происходит от фамилий двух творцов виртуала, Цукербекера  и Бринна) Не потому ли, что мы еще прежде создания интернета были склонны уходить в виртуальный мир? И практически там живем, даже без подключения к сети?

Современный человек живет в своем уме, в картинках, созданных умом. Он пьет кофе – а думает о работе, ласкает жену – а воображает секретаршу. Каждую минуту его ум занят чем-то, чего нет здесь и сейчас.  Человека нет в реальности, он в ней отсутствует, потому что находит ее скучной и пресной.  Создатели интернета лишь откликнулись на этот социальный запрос.  Но нежелание жить реальностью есть первый шаг к смерти. Человечество погибнет не в братоубийственной войне (даже на Украине, где реальность смотрит на тебя через ствол автомата,  80% людей предпочитает оставаться в своем фантомном мире), оно погибнет, когда пересохнет пуповина, связывающая его с реальностью. И эта возможность, которую показал Пелевин, ужаснее любых  цветных революций.

Но, конечно, в романе много других планов и смыслов, как во всех книгах Пелевина. Роман по-хорошему метафизичен. Он оставляет надежду на то, что такой вариант будущего не реализуется. Благодаря  бодрствующим, способным остро, до боли, воспринимать мир, людям. Эти люди – совсем не борцуны за демократию или национальную идентичность. Потому что все это, по большому счету,  конструкции нашего ума. А жить надо в реальном мире, ощущать этот мир всем богатством чувств, которые нам даны.

Когда я была маленькая, я уходила родительской критики и прочих неприятностей в свои фантазии.  Мне было там уютно. По-моему, точно так же поступает сегодня и большинство взрослых. Только называет эти фантазии фейсбуком, вконтакты или еще как-то. Может быть, мы все еще дети, испуганное ребячье человечество, которое не осмеливается выглянуть из-под одеяла?

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0